Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+9
+
+

По ту сторону рынка и «провалов» государства. Сессия 2.

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.
Опубликовано:  27.01.2013 - 07:37
Классификация:  Мозаика  Бузгалин А.В.  МГУ 

29 ноября 2012 года на Экономическом факультетет Московского государственного университета состоялась международная научно-практическая конференция "По ту сторону рынка и «провалов» государства: теория и практика общественного регулирования и самоуправления".

Во второй сессии выступили:

Воейков Михаил Илларионович, доктор исторических наук, профессор, заведующий сектором политэкономии Института экономики РАН;
Бузгалин Александр Владимирович, доктор экономических наук, профессор кафедры политэкономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова;
Рубинчик-Александрова Мэри Павловна, журналист.

См. все выступления конференции:
Открытие. Сессия 1.
Сессия 2.
Сессия 3.
Сессия 4.

Добавить комментарий (всего 4)
27.01.2013 - 21:58 владлен

Не сказав ни слова о различии труда умственного и физического,о различии производства материального и нематериального,о различии управления при капитализме ( и более широко при классовой структуре общества ) и при коммунизме,не сказав,наконец,что "подобно рабскому и крепостному труду, наемный труд - лишь преходящая и низшая форма, которая должна уступить место ассоциированному труду, выполняемому добровольно, с готовностью и воодушевлением", - не сказав ничего этого,эти господа занимались лишь затуманиванием мозгов пролетариев. И что вполне естественно,если знать какое место в общественном разделении труда занимают эти господа - идеологическая обслуга правящего буржуазного режима!

28.01.2013 - 15:10 владлен

ГОСПОДАМ ПРОФЕССОРАМ И ТОВАРИЩАМ НА ЗАМЕТКУ.

"...Прежде всего является историческим фактом, который никто не может отрицать, что при

всех предшествующих общественных устройствах, основывающихся на различии и противоположности

каст, племен, сословий, классов и т. д., деньги были существенной составной частью этой

организации, а денежная система всякий раз являлась [выражением] ее упадка и ее расцвета.

Таким образом, не нам требовалось бы доказывать, что денежная система основывается на

противоположности классов, а простакам нужно было бы доказать, что, вопреки всему

предшествующему историческому опыту, денежная система имеет некий смысл также и без

противоположности классов, что одно это звено всего предшествующего общественного строя

является способным продолжать свое существование при таких [общественных] порядках, которые

отрицают весь предшествующий общественный строй. Но ставить такую задачу перед абсолютными

простаками было бы слишком наивно. Ведь они решают все проблемы с помощью простых

словосочетаний. В этом состоит их специфическое величие. В их глазах денежная система, да и

вся нынешняя система, столь добропорядочна, столь глупа, как и они сами. Но перенесемся снова в среду их излюбленной торговли между потребителями и деловыми людьми.

За ее пределами они ничего не видят ни по сторонам, ни впереди, ни позади. На что свободные индивиды покупают у лавочника? На эквивалент, или на знак стоимости, своего

дохода. Таким способом рабочий обменивает заработную плату, фабрикант прибыль, капиталист

процент, земельный собственник ренту, - превращенные в золото и серебро и в банкноты, - [на

товары] у лавочника, сапожника, мясника, пекаря и т. д. А что обменивают сапожник, лавочник

и другие на превращенную в деньги заработную плату, земельную ренту, прибыль, процент? Свой

капитал. Они возмещают, воспроизводят и увеличивают его в этом акте. Следовательно, в этом, как кажется столь простом, акте выступают, во-первых, совокупные

классовые отношения, предполагаютея классы наемных рабочих, земельных собственников,

промышленных и непромышленных капиталистов. С другой стороны, и прежде всего, предполагается

существование определенных общественных отношений, что придает богатству характер капитала и

отделяет капитал от дохода. Простота исчезает в результате превращения [дохода] в деньги. И то, что рабочий получает свою заработную плату, так же как земельный собственник свою

ренту, а фабрикант свою прибыль, выплачиваемыми в форме денег вместо натурального снабжения,

натуральных поставок и меновой торговли, - это показывает лишь, что денежная система

предполагает высокую ступень развития и большее разделение и отделение классов, чем

отсутствие денежной системы, чем предшествовавшие деньгам ступени развития общества. Без

денег нет наемного труда, а поэтому нет также прибыли и процента в этой другой форме

[общества], поэтому нет также и земельной ренты, которая является лишь частью прибыли. В форме денег, золота, серебра или банкнот, доход, конечно, уже не дает возможности

усмотреть то, что он причитается индивиду только как принадлежащему к определенному классу, только как классовому индивиду, если только индивид не выпросил его себе в виде милостыни

или не украл его, следовательно, все-таки не изъял его из какого-нибудь дохода этого вида и

не стал в результате довольно насильственной процедуры представителем того или другого

классового индивида. Превращение [дохода] в золото или серебро стирает и маскирует его

классовый характер. Отсюда - если отвлечься от денег - кажущееся равенство в буржуазном

обществе. Отсюда, с другой стороны, в обществе, в котором денежная система развита

полностью, на самом деле существует действительное буржуазное равенство индивидов в той

мере, в какой они владеют деньгами, каков бы ни был источник этого дохода. Здесь уже не

только привилегированные лица могут обменивать то или иное, как это было в античном

обществе, а все могут получить все, каждый может предпринять любой обмен веществ соразмерно

той массе денег, в которую может превратиться его доход. Продажные женщины, наука,

покровительство, ордена, земельная рента, прихлебатели - все составляет статьи обмена,

совсем как кофе, сахар и селедка. В рамках сословия потребление индивида, его обмен веществ

зависят от определенного разделения труда, которому подчинен индивид. В рамках класса они

зависят только от всеобщего средства обмена, которое он сумеет себе присвоить. В первом

случае индивид как общественно ограниченный субъект вступает в обмен, ограниченный его

общественным положением. Во втором - как собственник всеобщего средства обмена, он вступает

в обмен со всем, что общество может дать за этого представителя всего. В обмене денег на

товары, в этой торговле между деловыми людьми и потребителями, фабрикант, когда он покупает

у лавочника, является таким же потребителем, как и его рабочий, а слуга получает за ту же

самую денежную стоимость тот же самый товар, что и господин. Таким образом, в акте этого

обмена отпадает особый характер превращенного в деньги дохода, а все классовые индивиды

стираются и растворяются в категории покупателя, который противостоит здесь продавцу. Вот

почему иллюзия в этом акте купли-продажи состоит в том, что видят не классового индивида, а

просто покупающего индивида, лишенного классового характера. Отвлечемся пока что от специфического характера дохода, который столь же мало проявляется в

золоте и серебре, как запах мочи в налоге на публичные дома, о котором римский император

Адриан сказал: не пахнет!. Этот характер вновь выступает в количестве денег, которыми можно

распорядиться. В общем и целом круг покупок определяется характером самого дохода. Объем и

ассортимент тех предметов, которые покупаются самым большим классом потребителей, рабочими,

ограничен самой природой их дохода. Конечно, рабочий, вместо того чтобы покупать своим детям

мясо и хлеб, может пропивать свою заработную плату, покупая водку, чего он не может делать,

получая плату натурой. Тем самым его личная свобода расширяется, т. е. предоставляется

большая возможность для усиления власти водки. С другой стороны, на то, что рабочий класс

сберегает сверх необходимых жизненных средств, он может вместо мяса и хлеба покупать книги и

оплачивать лекторов и митинги. Рабочий класс имеет большую возможность присваивать себе

такие всеобщие силы общества, как его интеллектуальные силы. Там, где характер дохода все

еще определяется характером самого его приобретения, не просто, как теперь, количеством

всеобщего сродства обмена, а качеством самого приобретения дохода, там свяаи, в которые

рабочий может вступать с обществом и которые он может присваивать себе, несравненно более

узки, а общественная органиаация для вещественного обмена материальными и духовными

продуктами общества заранее ограничена определенным способом и особым содержанием. Поэтому

деньги как высшее выражение классовых противоположностей одновременно стирают религиозные,

сословные, интеллектуальные и индивидуальные рааличия. Тщетно пытались феодалы - например,

по отношению к буржуа, посредством законов о роскоши - политически стеснить и сломить эту

всеобщую нивелирующую силу денег. Таким образом, в акте торговли между потребителями и

деловыми людьми качественное классовое различие исчезает в количественном различии, в

большем или меньшем количестве денег, которым распоряжается покупатель, а внутри того же

самого класса количественное различие образует различие качественное. Так [различаются]

крупные буржуа, средние буржуа, мелкие буржуа". К.Маркс "Размышления" ( Собр.соч.,т.44 )

29.01.2013 - 08:30 владлен

ВСЕМ,ВСЕМ,ВСЕМ...!

К.Маркс,Ф.Энгельс,В.Ленин "О коммунистической общественной формации"

http://politazbuka.ru/biblioteka/marksizm.html

Выступление Бузгалина, на московском экономическом форуме, несомненно важнейшем событии последних недель, проигнорированным многими СМИ

http://neuromir-tv.livejournal.com/196429.html