Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+3
+
+

Красный пульс, № 18, текстовая версия

Опубликовано:  12.01.2019 - 20:34

Проблема «лишних», «ненужных» людей, о которой мы упоминали в прошлом выпуске, рассматривалась ещё Карлом Марксом. В частности, исследователь писал в третьем томе «Капитала»:

«…Для этого способа производства рабочие становятся уже лишними, как только исчезает необходимость заставлять их работать в течение 12–15 часов ежедневно. Если бы развитие производительных сил уменьшило абсолютное число рабочих, т. е. в действительности дало бы возможность всей нации совершать всё своё производство в более короткое время, то это вызвало бы революцию, потому что большинство населения оказалось бы не у дел. В этом снова обнаруживается специфическая граница капиталистического производства, а также то, что оно отнюдь не является абсолютной формой развития производительных сил и производства богатства, что, напротив, в известный момент оно вступает в коллизию с этим развитием. Частично такая коллизия проявляется в периодических кризисах, которые происходят оттого, что то одна, то другая часть рабочего населения делается излишней в своей старой профессии. Предел капиталистического производства – избыточное время рабочих. Абсолютное излишнее время, выигрываемое обществом, не интересует капиталистическое производство
Развитие производительной силы важно для него лишь постольку, поскольку оно увеличивает прибавочное рабочее время рабочего класса, но не поскольку оно вообще сокращает рабочее время для материального производства; таким образом капиталистическое производство вращается в противоречиях…»

Не списывает эту проблему и Сталинское издание Большой Советской Энциклопедии 1940-го года. Там написано вот что:

«Характернейшей особенностью послевоенного капитализма является наличие огромной хронической армии безработных, людей, выброшенных из производства не временно и частично на период кризиса, а людей «лишних», «ненужных», не имеющих никакой перспективы в условиях капитализма вернуться в производство».

Профессор Золотов в статье, ссылка на которую будет приведена ниже, полагает, что прогноз Маркса о революции, которую осуществят лишние люди, не сбылся. Однако, обратимся к статистике «Арабской весны», в частности – к революции в Тунисе, в результате которой впервые за 25 лет Коммунистическая партия рабочих Туниса, активно участвовавшая в революции, смогла провести свой съезд. Запрещённая в течение длительного времени, Коммунистическая партия рабочих Туниса вышла из подполья после падения режима президента Бен Али. По результатам подсчёта голосов Коммунистическая партия рабочих Туниса получила 3 места в парламенте страны. Рассмотрим классовый состав тунисских революционеров и сравним их с революционерами Египта.

Профессиональный состав участников революций
1.png
Как видим, в обеих странах из рассматриваемых категорий максимальный процент от населения страны составляют домохозяйки – 38,4% в Египте и 25,4% в Тунисе. Однако, среди революционеров процентный состав выбранных категорий совсем иной, в Тунисе участие домохозяек в революции оказалось минимальным. В Египте среди революционеров доминируют госслужащие – 21,4 %, а в Тунисе – безработные (21,6%). При этом процент безработных среди населения Туниса меньше, чем среди революционеров Туниса и составляет лишь 17,7%. Мы видим, таким образом, что, по крайней мере, в Тунисе, прогноз Маркса относительно «ненужных» людей сбылся, революция их сконцентрировала в себе. Что же касается рабочих, их процент среди революционеров Египта меньше, чем среди населения Египта – 9,2 против 10,4%. Среди революционеров Туниса процент рабочих напротив – выше, чем среди населения (16,8 против 14%). При этом отношение процента рабочих и безработных среди революционеров, в сравнении с их процентом среди населения, почти одинаково: 1,2 – для рабочих и 1,22 – для безработных, а если взять прирост процента категории среди революционеров, относительно процента среди населения, для рабочих Туниса он составит 2,8%, а для безработных – 3,9%. При этом революция сконцентрировала и предпринимателей с директорами. Отношение процента среди революционеров к проценту среди населения для этой категории составляет 2,9 для Туниса и 2,4 – для Египта. В целом безработные, студенты, рабочие и частные наёмные служащие составляют 65,2% от революционеров Туниса. 


Для того, чтобы ярче обрисовать портрет революционеров этих стран, обратимся к другим параметрам, приведённым в таблице, которая будет опубликована ниже.

Может озадачить процент квинтильных групп по доходам среди революционеров Туниса. Наибольший процент составляют люди с самым высоким уровнем доходов. Конечно, это меньше трети революционеров (28,4%), и тем не менее, это много. Особо следует обратить внимание, что степень участия тунисцев в революции пропорциональна уровню доходов: чем выше доход, тем больше заинтересованность в революции. Это соотносится с повышенной концентрацией буржуа и директоров предприятий революцией в Тунисе. Вероятно, в т.ч. этим объясняется относительно небольшой успех компартии в Тунисской революции. В Египте, где восстали госслужащие и специалисты – напротив, доминирует средняя квинтильная группа. 

Уровень доходов в квинтилях (Египет, Тунис % от революционеров)
2.png

Как видно из следующей диаграммы, население этих стран в принципе, по большей части – молодое, а среди революционеров процент молодёжи ещё выше. Особенно это заметно для Туниса. 

Возрастные категории участников революций
3.png

Между прочим, непосредственный участник Арабской весны в Египте сообщил автору материала, что они понимали это всё как необходимость предотвратить передачу президентской власти по наследству. Он был подростком в те годы, когда выходил вместе со всеми на митинг. Эта возрастная категория в таблице, на основании которой составлены диаграммы, почему-то не отмечена.

Следующая диаграмма показывает, что если среди участников Арабской весны в Египте доминировала интеллигенция, то в Тунисе доминировали люди со средним и техническим образованием. Люди с начальным или почти отсутствующим образованием, составляющие львиную долю населения рассматриваемых стран (а в Тунисе эта категория среди населения доминирует), представлены среди революционеров в крайне небольшой степени. 

Образование участников революций
4.png
Процент членов гражданских организаций среди революционеров выше, чем процент их среди населения. Особенно много гражданских активистов среди революционеров Египта, что, вместе с рассматриваемыми выше факторами, вероятно указывает на менее стихийный характер Египетской революции, в сравнении с Тунисской. 
5.png
Среди революционеров Туниса процент регулярных пользователей интернета выше, чем среди революционеров Египта. Однако, если отношение процента пользователей интернета среди революционеров Египта к проценту пользователей интернета среди населения страны составляет 2,8, то для лучше оснащённого интернетом Туниса эта цифра равна лишь 2. 
6.png
В обеих странах люди узнавали о революции преимущественно через ТВ. И процент узнавших о революции через интернет выше среди революционеров, чем среди населения в целом. Но процент революционеров, узнавших о революции через интернет выше в Тунисе, чем в Египте, что ещё раз указывает на более прогрессивный характер революции в Тунисе, в которой доминирующее положение среди рассматриваемых категорий занимали «лишние» люди, что соответствует прогнозу Карла Маркса. 
Основной источник информации в ходе революции
7.png
Приведём в заключение таблицу данных, на которых основаны диаграммы, для тех, кто захочет поработать над цифрами самостоятельно. 
8.png
Ссылки:


1. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 25. Ч. 1. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. Капитал. Т. 3. – С. 289-290. 
2. Золотов А.В. Маркс и Кейнс о сокращении рабочего времени: прогнозы несбывшиеся, но гениальные / Вестник Нижегородского университета имени Н.И. Лобачевского. Серия: социальные науки, 2015, № 4(40). С. 27-35.  
3. БСЭ, 1 издание, т. 47, 1940 г., кол. 816-878.  
4. Репортаж о I съезде Коммунистической партии рабочих Туниса / Красное ТВ /  
5. Поствыборные заявления Коммунистической партии рабочих Туниса / Красное ТВ /  
6. Beissinger Mark R., Jamal Amaney A., and Mazur Kevin. Explaining Divergent Revolutionary Coalitions. Regime Strategies and the Structuring of Participation in the Tunisian and Egyptian Revolutions. 

Добавить комментарий (всего 0)