Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+8
+
+

30% православных считают, что Бога нет

Опубликовано:  09.04.2017 - 10:58
Классификация:  Россия  Религия и общество 

До 85% жителей России называют себя православными. При этом примерно треть из них признается, что в Бога не верит, а те, кто верят, в церковь почти не ходят. Так сколько же на самом деле православных в России?

Исследования показывают, что число постоянных прихожан Русской православной церкви (РПЦ) в России невелико — от твердых 0,5 до максимум 2% населения. Они входят в более обширную группу тех, кто заходят в храмы от случая к случаю — таких до 8%. В церкви их называют «захожанами» и не очень жалуют.

Православные, но в Бога не верят

Поскольку РПЦ не ведет учета своих членов, остается полагаться на исследователей. У социологов тут есть два основных метода подсчета. Первый из них наиболее простой. Несколько крупнейших социологических институтов в стране примерно раз в год включают в свой базовый опросный лист (так называемый омнибус) вопросы о религиозной идентификации. Эти вопросы были составлены еще в начале 1990-х социологом ВЦИОМ (глубоко верующей православной) Валентиной Чесноковой и ею же первоначально интерпретировались. Эти опросы давали стабильно растущую в течение двух с половиной десятилетий (хотя и колеблющуюся из года в год) цифру. Церковные власти в первой половине 2000-х с этими данными спорили, заявляя о недооценке числа православных. Однако, когда к 2008 году показатели сравнялись с желаемыми — порядка 63—75%, успокоились и даже устами патриарха Кирилла признали тот факт, что только 10% населения «воцерковлены».

В 2010 году, вскоре после избрания патриархом Кирилла (а также скандалов вокруг «нанопыли», «часов патриарха» и дела Pussy Riot), число людей, называвших себя православными, по большинству опросов достигло пика и начало падать. После этого большая часть социологических фондов резко сократила свои исследования в данной сфере или, во всяком случае, отказалась от их публичного анализа и представления. Так, «Левада-центр» закончил публичное представление своих опросов на эту тему в конце 2012 года на цифре 70% (за год до этого зафиксировав 75%), а в 2016 году в общем отчете своего «омнибуса» без объяснений указал на графике цифру порядка 85%. ФОМ, по имеющимся данным, остановился в 2014-м на цифре 68% (с пиком в 2012 году — 72%). Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ показывает 70,9% на 2016 год.

Объяснять эти цифры можно по-разному. Например, так, что «православие» — способ этнической, а не религиозной идентификации. Или что большинство граждан скрывает свою позицию от социологов, а оставшиеся говорят в духе вчерашних телевизионных новостей, и опросы попросту некорректны. Но совершенно очевидно, что к реальным верующим эти цифры отношения не имеют. «Левада-центр», например, оговаривает, что «60% православных не относят себя к религиозным людям», и «только около 40% православных уверены в существовании Бога, а около 30% из числа тех, кто называют себя православными верующими, вообще полагают, что Бога нет». Другие особенности «православного» поведения представлены на рисунках.

Православные без церкви и причастия

Другим способом подсчета прихожан РПЦ является учет тех, кто реально проявляет себя в качестве православных верующих. То есть прежде всего тех, кто хотя бы способен прийти в храм и выслушать воскресную проповедь. И тут данные того же ФОМ задают некоторую интригу. В пересчете на число всех опрошенных лишь до 8% утверждали, что посещают храм раз в месяц или чаще. А на более конкретный вопрос о причащении (в котором обычно участвует большинство присутствующих на полноценной церковной службе — литургии) утвердительных ответов было еще меньше. Всего 1,4% причащались раз в месяц и порядка 4% несколько раз в год.

Получается, полноценное участие в церковной службе раз в месяц (даже не в неделю) в России принимает такое число россиян, которое находится в пределах статистической погрешности. Можно ли доверять подобным утверждениям? Возьмем для сравнения отчеты МВД о числе посетителей ночных пасхальных и рождественских служб — как «массовые мероприятия», главные православные праздники нуждаются в специальных мерах по обеспечению порядка (эти данные более или менее регулярно собираются здесь).

Итак, по данным МВД, в последние 15 лет в рождественскую ночь в России в храмы приходят два-три миллиона человек — 1,4-2% населения, в Москве — 100-300 тысяч человек — 1,0-2,5%. С пасхальной службой разобраться труднее, потому что МВД все время дает данные в разном формате — включая тех, кто вообще заходил в храм на праздники, тех, кто забегал освятить «снедь», а главное — тех, кто посещал кладбища (с точки зрения МВД, это тоже массовое мероприятие, но с точки зрения церкви, оно скорее тяготеет к язычеству). Даже с учетом всех-всех в России число участников «пасхальных мероприятий» не превышает семи миллионов — 5% населения. Там, где в числе участников выделены прихожане, видно, что они составляют меньшинство: например, в 2005 году в Москве на ночную службу пришли 80 тысяч (менее 1%), всего храмы посетили 359 тысяч, а кладбища — еще 580 тысяч.

Прихожане и захожане

Можно ли по таким «пиковым» праздникам судить о воцерковленности населения в целом? В России до сих пор на эту тему нет ни одного масштабного, общенационального исследования. Однако ряд исследований, проводившихся в городах России (Казань, Омск, Пермь, Тюмень) во второй половине 2000-2010-е годах и включавших в себя подсчеты посетителей в храмах и опросы духовенства, показали сопоставимые данные. Совпадая в целом с представлениями МВД по числу прихожан по «праздникам», они зафиксировали, что происходит на приходах в будни. Ожидаемо, число присутствующих на обычной воскресной службе составило 10-30% тех, кто дошел до храма в большие праздники. Скажем, в Рязанской области, которая по многим показателям (например, по числу приходов и монастырей относительно численности населения) — один из наиболее православных регионов России, число прихожан в 2007 году составило 10% населения на Пасху против 0,9% на обычной литургии по воскресеньям. В более чем полумиллионной Тюмени среднегодовое число посетителей воскресных литургий в 2007-2009 годах составляло 0,39% населения, на ночную пасхальную службу в те же годы приходили в среднем 1,1% горожан.

Опираясь на оценку священников, которые в интервью подтверждали приведенные цифры, исследователи могли говорить о двух типах верующих.

«Ядро» регулярных посетителей церковных служб, во всяком случае, в крупных городах и типичных регионах России составляет примерно 0,5% населения. Они освоили основные церковные практики (участие в литургии, исповедь и причастие) и регулярно их совершают. Например, на 100-тысячный район новостроек Петербурга (2010) или Перми (2014), по моим наблюдениям и интервью с духовенством, приходятся три открытых в воскресенье храма, где совершается литургия. Число причастников в них (они же, как правило, и постоянные прихожане) находилось суммарно в пределах 300 человек. В центральных районах городов храмов было, разумеется, больше, однако число причастников (помимо кафедральных соборов и одного-двух популярных храмов) было значительно меньше (10-30 человек на службе).

В гиперправославных регионах России (Владимирская, Ивановская, Костромская, Нижегородская, Ростовская, Ярославская (возможно, Белгородская, Курская области, Мордовия) таких «воцерковленных» православных на середину 2000-х могло быть примерно в два раза больше.

Другая группа, которая четко отрефлексирована на уровне рядового духовенства — это так называемые «захожане» — нерегулярные посетители храмов, которые редко выстаивают значительный кусок церковной службы или бывают на проповеди. Они предпочитают заходить в храм на короткое время, чтобы прослушать небольшой фрагмент богослужения, а главное, выполнить свои практические церковные нужды — поставить свечку, подать в церковную лавку записки с просьбой помолиться за родственников, приложиться к иконе или привезенной «гастролирующей» святыне, кратко помолиться святому, который должен помочь в трудной ситуации, купить церковную книгу или освященные пеленки в церковной лавке, взять святую воду или освятить около храма куличи. Таких людей можно видеть в городском храме вечером в обычный будний день — они заходят туда на пятнадцать-двадцать минут по дороге с работы.

«Захожане» не пользуются уважением у духовенства и воцерковленных (что те регулярно подчеркивают), однако являются относительно массовым явлением. Вместе с прихожанами они составляют примерно 2-4% населения РФ, которые бывают в храме хотя бы раз в месяц и иногда причащаются. Именно об этих цифрах говорят данные социологических опросов. Сергей Кравец, руководитель центра «Православная энциклопедия» (одного из ведущих think tanks РПЦ, получающего значительное государственное финансирование) в интервью в мае 2014 года утверждал, что 4% населения «живут церковной жизнью». Похоже, это наименьший процент реальных православных в России, который готово признать церковное руководство.

Но уже церковные публицисты говорят об этом куда ближе к реальности. Например, известнейший (ныне покойный) православный блоггер Игорь Гаслов в 2012 году так описывал типичный сельский приход в отдаленном районе Ленинградской области: «Сегодня на службе было, ну, от силы 15 человек, кстати, большинство из них причащалось, так что важно не число, а качество :) … «Официальной статистике» в виде рассказов местного клира не доверяю, т.к. слышал тут песни, как у них «полный храм народа бывает», «вот-вот столько будет», «ну, на всенощную всегда народа мало, а на литургию много придет» )))) Пока больше 20-25 человек в храме не видел (Радоница, Мироносиц). Причастников всегда не меньше 10, т.е. тот самый костяк. Территория [прихода] довольно большая — два сельских поселения. Но ходят жители только с одной деревни + немного проезжающих-приезжающих. Деревня списочно примерно 500 жителей, но многие живут в получасе пешком, а многие появляются только на дачный сезон. Потому пока не показатель. А вот что с других деревень не идут, не едут — факт».

С другого конца страны вторит ему диакон Владимир Шалманов из Георгиевского благочиния Ставропольского края: «Большинство жителей населенных пунктов Георгиевского благочиния, по-видимому, считают себя православными или, по крайней мере, симпатизируют Православию. Однако активные православные христиане (регулярно посещающие богослужения и участвующие в Таинствах) составляют не более 0,4-1% (в селах их доля меньше, в городах — больше) от общей численности крещеных в Православии. Остальные православные по крещению люди в той или иной степени поглощены заботами о достижении земных благ, находятся в плену различных суеверий, нездоровых эсхатологических настроений, языческих и неоязыческих тенденций, а также заблуждений, сформированных пропагандистской деятельностью всевозможных сект».

Николай Митрохин
"Такие Дела"

Добавить комментарий (всего 1)
03.05.2017 - 16:31 Константин

Уважаемый Николай! Если вдуматься в ваше сообщение, то данные, которые вы приводите, производят большое впечатление. В самом деле, за 70 лет прошлого века церковь, кажется, должна была бы быть ликвидирована полностью. И физически, и морально, и интеллектуально. Ведь по указаниям Ленина, церкви должны были нанести такой физический урон (говорят о 90 % расстрелянных), "чтобы они этот урок как следует усвоили на десятилетия вперёд" (близко по смыслу к цитате Ленина). Но вот сейчас-то, уже в отличие от дореволюционных времён, все же поголовно стали грамотными. Ведь в течение 70 лет не допускалось же ни одного положительного слова о церкви в печати. Сплошной же был негатив. Не допускалось никаких собственных церковных печатных изданий, священники не имели права произносить проповеди в церквях. Практически невозможно было достать библию.

И вот несмотря на все попытки ликвидации церкви, 85 % населения называют себя православными! Можно предположить, что ещё примерно 10-12 % считают себя мусульманами. Примерно 1 % - различного рода сектантов. А на атеистов остаётся всего пара % и ещё плюс 30 %, которые при этом всё равно себя называют православными, т.е. людьми которые в спорах православных с их противниками скорее всего встанут на сторону православных. Самые свежие примеры этому: посадка на 2 года Пусси-Райот, установка памятника князю Владимиру в самом центре Москвы, возврат Исаакиевского собора церкви и т.д. и т.п. Возникает вопрос: каким же образом почти ликвидированной церкви, которая сегодня принципиально отказывается заниматься политической деятельностью, удаётся заработать себе 85 %-й рейтинг? Это же мечта любой партии, включая, например, КПРФ! Так в чём же секрет РПЦ? Что предпринять КПРФ, чтобы её рейтинг приблизился к рейтингу церкви?