Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+25
+
+

Звезда Улугбека

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.
Опубликовано:  20.03.2012 - 21:00
Классификация:  Кино 

Историко-биографический фильм о жизни просветителя, ученого, основателя обсерватории - султана Мухаммеда Тарагая Улугбека (1394 - 1449), правителя Самарканда. Улугбек был любимым внуком Тимура, но вырос непохожим на деда, жестокого завоевателя. Ночью он изучал звезды, составлял таблицы движения небесных тел, а утром надевал чалму султана. Улугбеку пришлось бороться с реакционными силами в тогдашней Средней Азии, особенно с духовенством, боровшимся против всех прогрессивных начинаний Улугбека. Ходжа Ахрар, глава мусульманского духовенства, предлагает Улугбеку свою поддержку, если тот перестанет заниматься наукой. Но Улугбек не принимает подобного предложения. Он и так сожалеет, что частые военные походы и внутренние смуты отрывают его от научных занятий. Убедившись в измене своего сына Абдуллатифа, Улугбек изгоняет его. Сын поднимает мятеж, осаждает город. В Самарканде голод и разруха. Улугбек решает покинуть город и отречься от престола. Используя обстановку, дервиши громят обсерваторию, сжигают книги, а нанятый и подосланный сыном человек убивает Улугбека.

Режиссер: Латиф Файзиев.
В ролях: Шукур Бурханов, Алим Ходжаев, Н. Камбарова, Ульмас Алиходжаев, Хамза Умаров, Раззар Хамраев, М. Камалова, С. Икрамов, Наби Рахимов, Н. Касымов, Хашим Гадоев, Аббас Бакиров, Хикмат Латыпов, С. Алимов, Рахим Пирмухамедов.

Узбекфильм, 1964 г.

Добавить комментарий (всего 3)

1). "Советский Экран", 1966, №21 - Ю. Кузес, "ПТИЦЫ ИЗ МОЕГО ДЕТСТВА": "Ташкент, потрясённый подземной стихией. ... Мы идём мимо расчищенных от развалин кварталов в районе эпицентра. Мимо пошатнувшихся стен, укреплённых контрфорсами. Мимо палаточных городков. Люди узнают артиста. Он заглядывает в их глаза - глаза, которые стали суровее, добрее, глубже. Оглушительным восторгом встречают Шукура-ака мальчишки: - Ассолом алейкюм, Юсуп Ялантуш! Где ваш боевой конь? - Они уже несколько раз просмотрели "Бурю над Азией", где герой Шукура Бурханова Ялантуш покорил их сердца. А вот сквозь толпу пробивается аксакал, давно знающий, как выясняется ... нет, не лично Бурханова, а другого его героя - упрямого и хитрого председателя колхоза из фильма "Птичка-невеличка": - Наконец-то я встретил вас, раис Каландаров. Нам давно надо поговорить. -- После полудня, когда воздух как расплавленное стекло, мы сидим в тенистой чайхане и Шукур-ака ведёт неторопливый рассказ. О жизни. Об искусстве. -- - Мусульмане! - взывал Бурхан-ака, обращаясь к гостям в праздничный день. Посмотрите на этого безбожника! И он ещё смеет называться моим сыном. Я терпел когда он надел футболку и отрастил волосы. Посмотрите на его руки! Он же поклажу каравана унесёт! Поистине Аллах наказал меня, когда дал у сына силу и отнял у него разум. Я терпел, когда он связался с этой Синей Блузой. Когда кричал богопротивные стихи и пугал махаллю. "Не мешай отец, я репетирую." Он репетирует! Так знай же: не будет тебе никакого театра, басмач! Посмотри: даже аисты возвращаются в свои гнёзда. Не обманывай землю - обманешь себя! - Нет отец! - Шукур вскинул голову, откинув с лица длинные кудри - я не обманываю землю. Я хочу быть артистом потому, что искусство помогает сделать труд на земле радостным. Так говорит Хамза. А его научил этому Ленин. -- - Давно это было! 40 лет прошло - целый караван. Шукур-ака смотрит в синеву, почти скрытую густой листвой. Так вот, слушай. В 1927 году на сцене клуба сельхозтехникума, где я учился, меня в спектакле "Синей блузы" увидел режиссер Манон Уйгур, верный друг Хамзы и замечательный человек. Он сказал: "Из тебя может получиться артист. Иди к нам в театр." Меня не пришлось упрашивать. Я бежал из дому. Уехал в Самарканд к Уйгуру. Отец проклял меня. ... В 1930-м наш театр ездил в Москву. Во МХАТе я видел "Воскресение". После спектакля не мог уснуть - бродил по Тверской. В рассказе Шукура-ака наступает пауза. Тихо в чайхане в этот час. Слышно, как журчит прозрачный арык. ... Критики пишут, что я актёр героического искусства. Им видней. Но если это и так, то это потому, что меня всегда волновала одна тема, подсказанная Хамзой. Ну, вот, понимаешь, мой герой всегда из народа. Судьба народа - его судьба. И ему очень нужно, чтобы у всех отцов была счастливая старость. А на его земле рос не только хлопок, чтобы радость всходила на ней. Он ненавидит зло, невежество, старьё. Глазами такого героя живущего во мне, смотрел я на каждую свою роль. Мне всегда и прежде всего хотелось показать чистую мысль образа. -- Улугбек - одна из двух самых значительных работ Бурханова в кино. "Снять маску с лика таинства. Понять смысл противоречивых явлений. Вот высшее счастье для мыслителя." Эти слова Улугбека - эпиграф к образу. Вначале перед нами - учёный, познающий тайны вселенной. Он весь - единая мысль, витающая в звёздных далях, куда устремлен его взор. Эта отрешённость и презрение к интригам делают на первых порах образ мраморно- холодноватым. Но суета заливает мутными волнами трон. Холодноватый мрамор, из которого Бурханов высекает фигуру своего героя, постепенно теплеет. Он не приземляет героя, но Улугбек, оставаясь возвышенным, становится зорче, мудрее, непримеримее к злу и - трагичнее. Перед нами трагедия, закономерно завершающаяся гибелью героя. По сюжету, Улугбек гибнет от руки мракобесов, близких к трону. Но истинная причина его крушения - и это великолепно подчёркивает Бурханов - в другом. Она раскрывается в словах Пири Зиндони. "Мне не нужна милость султана, - говорит гордый узник, когда Улугбек предлагает ему свободу, если он отречётся от тираноборческих идей.- Для меня мирза Улугбек только покровитель наук. Но Улугбека - наследника Тимура-тирана , я не могу почитать. Уходи!! Вот она, истинная трагедия, с блеском сыгранная Шукуром Бурхановым. Трагедия гуманиста, вынужденного быть тираном. Трагедия личности, далеко опередившей своё жестокое время. -- Повечерело. Мы выходим из чайханы. На вершине карагача (? - С_С_Н) - гнездо из крепких прутьев. - О мудрые птицы! - говорит Шукур-ака, театрально протянув руку к аистам и в шутливом монологе звучит почему-то грусть. День прошёл спокойно, подземный Шайтан отдыхал. Какой будет наступающая ночь? ..."

2) В 1986 году я был подписчиком журнала "В мире науки" (переводы американского "Scientific American"). Среди публикаций журнала особенно интересной показалась статья [1], которую и сохранил при всех последующих переездах. Смотря фильм, поймал себя на мысли, что не помню мнение автора этой статьи о герое фильма и значении его работы для мировой науки. Перечитывая Sci.Am. вижу, что о самаркандской астрономической школе - ни слова. Улугбека как бы нет. И это при том, что читатель [1] отнюдь не привязан к одному какому-то географическому пункту. Вслед за автором цитированной работы он совершает мысленное путешествие по маршруту Багдад > Андалусия > Марага > Дамаск. Но Самарканда в этом мысленном путешествии не значится. На какой-то миг под влиянием [1] мелькнула чудовищная мысль: "А так ли велик Улугбек, как нам его представляют?" Ответ: действие оценивается по конечным результатам. Для ученого они заключаются: 1) в новизне его работ, 2) в создании новой (укреплении старой) научной школы. С точки зрения этих критериев можно сказать: 1) Улугбек не создал какой-либо новой планетной системы в отличие от Ибн аш-Шатира. (Работы которого введены в оборот американскими исследователями "в конце 50-х годов - Э.Кеннеди и ученики из Американского университета в Бейруте" [1]. Возможно, именно открытие рукописей этих работ подтолкнуло автора к написанию [1].) На языке современной науки он был астрономом-практиком. Но его зидж (астрономическая таблица) превысил все предыдущие по точности и послужил европейским астрономам XVI века. Есть у Самаркандского правителя и чисто математические достижения, с которыми можно ознакомиться по [2]. 2) Ученик Улугбека Али Кушчи, отъезд которого из Самарканда так выразительно показан в финале, через некоторое время был принят при дворе Мехмеда-завоевателя, где создал математико-астрономическую школу, просуществовавшую более 100 лет. Таким образом, вклад Улугбека в науку поболе, чем у некоторых ученых, перечисляемых американцем и остаётся лишь сожалеть, что профессиональный историк науки не уделил ему и пары слов. Далее, в [3] читаю: "наука в исламском мире постепенно загнивала и к 1350 году полностью прекратила своё существование". Научная объективность - прекрасная вещь, но проф. Салам, поставив перед собой вопрос разобраться в причинах загнивания естественных наук в исламском мире, кажется, перебарщивает. Вернёмся, в этой связи, к Али Кушчи. Астрономическая обсерватория в Стамбуле, где он работал, просуществовала весь XVI век, пока не была разрушена фанатиками (первоисточник, к сожалению, не помню). Именно этот рубеж - начало XVII века, мне кажется и надо ставить датой конца исламской астрономии и математики. Причина, по к-рой автор [3] "сдвинул" эту дату, возможно в том, что работы турецких учёных XVI века остались в Европе неизвестными в условиях ожесточённых войн с турецкой агрессией и отсутствием в этой связи всяких научных контактов с представителями враждебной стороны. Работы самого Улугбека в [3] также не упомянуты, но в отличие от автора [1], автор этой статьи историком науки не являлся. ... Обо всём этом не имело бы, возможно, смысла писать, если бы не одно обстоятельство. Я же всё- таки не Гобсек. Хранить интеллектуальные богатства втайне не вижу смысла, а статья историка из США при её отмеченном недостатке остаётся чрезвычайно интересной. Возникла мысль отсканировать текст и выложить его в Интернете - если конечно, кто-то не проделал эту работу уже. Беглый просмотр через Яндекс показал - статья в Интернете присутствует БЕЗ УКАЗАНИЯ АВТОРА. С ходу называю два исламских сайта: 1)http://www.fond-sm-abubakarova.ru/ index.php?option=com_content&view= article&id=224:2011-08-05-11-25-20&catid= 20:2011-08-05-11-24-28&Itemid=46 и 2) http://www.islam.az/modules/sections/index.php?op=viewarticle&artid=13. Я так понимаю, "хорошим" мусульманам западло цитировать учёного пиндоса и они, не занимаясь плагиатом в явном виде, немножко его обкорнали. Но автор этих строк - мусульманин плохой (да простит Аллах!), поэтому говорю прямо на весь Интернет - авторы данных сайтов жульничают. У них получается странная картина, когда на исламских сайтах отсутствует всякое упоминание об учёном-мусульманине. Резюме: спустя много лет после трагической гибели, фигура учёного-правителя продолжает оставаться на острие полемики между свободомыслием и клерикализмом, между научной объективностью и передёргиванием фактов. [1] Оуэн Гингрич "Средневековая астрономия в странах ислама", ..., №4. [2] Розенфельд в "Историко-астрономические исследования - 1984" доступно в Интернете. [3] Абдус Салам "За тесное содружество наук", "Курьер Юнеско", 1981, Октябрь, англ. вар-т доступен в Интернете.

27.04.2012 - 15:39 Алексей

Хороший фильм. Стоит задуматься почему на земле люди живут как звери. Не потому ли, что они такие и есть сами по себе?