Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+7
+
+

IV Пленум МГОК 7 июня 2014

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.

Владимир Иванович ЛАКЕЕВ – Первый секретарь МГОК, Виктор Терентьевич ШЕВЧЕНКО – Член Центрального комитета политической партии КОМУНИСТЫ РОССИИ, Дарья Александровна МИТИНА – Координатор движения «Левый фронт», Евгений Иванович КОПЫШЕВ – Секретарь МГОК, Елена Юрьевна АРТАМОНОВА, Сергей Викторович НИКИТИН – Председатель КРК МГОК.

Добавить комментарий (всего 44)   Более новые ›

Прочитал программу ОКП, пользуясь случаем проведения пленума. Никакой конкретики в смысле современного исторического момента не вижу. Абсолютно никакой. Или скажем еще точнее - в чем отличие программы ОКП от программы КПРФ?.. Кто-нибудь толком скажет наконец?!.. А если этого отличия нет - тогда зачем еще одна компартия?!..

Короче, смысл в новой компартии только тогда, когда она отличается от КПРФ по понятным хотя бы активу рабочего класса причинам. Если таких причин нет - все эти пленумы коту под хвост. Если ошибаюсь - поправьте.

Уважаемый Сергей Копылов, Вы не ошибаетесь. ОКП, как и КПРФ это организация, прислуживающая нынешней эксплуататорской власти. Доказательством этому является устав ОКП. В нем записано обязательство - работать так, как разрешает власть путиноидов. В нем записано обязательство - прекратить своё существование, как только этого потребует нынешняя власть эксплуататорского класса. Вот почему ОКП не нужна противоэксплуататорскому классу, составляющему, по своей, численности, большинство населения страны.

В условиях власти эксплуататорского класса коммунистическая партия должна работать в условиях строжайшей конспирации и строго контролировать работу легальной части партии. Так учил В.И. Ленин. И это учение Владимира Ильича не устарело и сегодня.

В КПСС, КПРФ, ОКП высшая партийная власть не в руках большинства членов партии, а в руках высших партийных руководителей. При таком уставе, партия неизбежно превращает партийных руководителей в людей эксплуататорского класса.

Пока не будет создана партия, в которой решения руководящих органов исполняются, только после утверждения большинством членов партии прямым тайным голосованием, противоэксплуататорский класс России не освободится от власти эксплуататоров. Создание такой партии необходимо начинать с разработки основных положений программы и устава, которые должны будут утверждены большинством людей, создающих партию, а не решением съезда, делегаты которого обычно составляют, по своей численности, менее 0,1 % от общего числа членов партии.

Научный марксистский ответ на вопрос об опасности перерождения коммунистической партии, превращения ее в придаток буржуазно-демократического государственного аппарата дал Сталин еще в 1925 г. слушателям Свердловского университета.

«Какие имеются опасности нашего партийного перерождения в связи со стабилизацией капитализма, если эта стабилизация продержится долго?

Есть ли у нас вообще такие опасности? Опасности такие, как возможные и даже как реальные опасности, несомненно существуют. Существуют они у нас безотносительно к стабилизации. Стабилизация делает их лишь более ощутительными. Их, этих опасностей, если взять главные из них, я думаю, три:

а) опасность потери социалистической перспективы в деле строительства нашей страны и связанное с этим ликвидаторство;

б) опасность потери международной революционной перспективы и связанный с этим национализм;

в) опасность падения партийного руководства и связанная с этим возможность превращения партии в ПРИДАТОК к государственного аппарата.

Начнем с первой опасности.

Характерную черту этой опасности составляет неверие во внутренние силы нашей революции; неверие в дело союза рабочих и крестьян; неверие в руководящую роль рабочего класса внутри этого союза; неверие в дело превращения “России нэповской” в “Россию социалистическую”; неверие в победу социалистического строительства в нашей стране. [c.164]

Это есть путь ликвидаторства и перерождения, ибо он ведет к ликвидации основ и целей Октябрьской революции, к перерождению пролетарского государства в государство буржуазно-демократическое.

Источником такого “умонастроения”, почвой его возникновения в партии является усиление буржуазного влияния на партию в условиях новой экономической политики…» (ПЕРЕСТРОЙКИ – М.А.) «…, в условиях отчаянной борьбы капиталистических и социалистических элементов внутри нашего народного хозяйства. Капиталистические элементы ведут борьбу не только в области экономики. Они стараются перенести борьбу в область идеологии пролетариата, пытаясь заразить наименее устойчивые отряды партии неверием в дело социалистического строительства, скептическим отношением к социалистическим перспективам нашей строительной работы, причем нельзя сказать, чтобы их старания оставались абсолютно бесплодными.

“Где же нам, отсталой стране, построить полное социалистическое общество, – говорят одни из таких заразившихся “коммунистов”, – состояние производительных сил нашей страны не дает нам возможности ставить себе подобные утопические цели, дай бог кое-как продержаться, до социализма ли нам, давайте строить так или иначе, а там видно будет...”.

“Мы уже выполнили свою революционную миссию, проделав Октябрьскую революцию, – говорят другие, – теперь все зависит от международной революции, ибо без предварительной победы западного пролетариата мы не можем построить социализма, а революционеру в России, строго говоря, больше нечего делать”... Известно, что в 1923 году, накануне германской [c.165] революции, часть учащейся молодежи у нас готова была бросить книги и ехать в Германию, говоря, что “в России революционеру нечего делать, нужно бросить книги и ехать в Германию делать революцию”.

Как видите, обе эти группы “коммунистов”, и первая, и вторая, стоят на почве отрицания социалистических возможностей нашего строительства, на почве ликвидаторства. Разница между ними состоит в том, что первые прикрывают свое ликвидаторство “ученой” “теорией производительных сил” (недаром на днях Милюков похвалил их, назвав в “Последних Новостях”34 “серьезными марксистами”), вторые же прикрывают его левыми и “ужасно революционными” фразами о мировой революции.

В самом деле. Допустим, что революционеру нечего делать в России; допустим, что строить социализм в нашей стране до победы социализма в других странах немыслимо, невозможно; допустим, что победа социализма в передовых странах задержится еще лет на 10–20, – можно ли предположить при таких условиях, что капиталистические элементы нашего хозяйства, действующие в условиях капиталистического окружения нашей страны, согласятся прекратить смертельную борьбу с социалистическими элементами этого хозяйства и будут ждать, сложа руки, победы мировой революции? Стоит поставить этот вопрос, чтобы понять всю нелепость такого предположения. Но если это предположение исключается, что же остается тогда делать нашим “серьезным марксистам” и “ужасным революционерам”? Очевидно, что им остается лишь одно: вертеться на холостом ходу, отдаться воле стихии и помаленьку переродиться в обычных буржуазных демократов. [c.166]

Одно из двух: либо мы рассматриваем нашу страну как базу пролетарской революции, имеем, как говорит Ленин, все данные для построения полного социалистического общества, – и тогда мы можем и должны строить такое общество, в расчете на полную победу над капиталистическими элементами нашего народного хозяйства; либо мы базой революции не считаем нашу страну, данных для построения социализма не имеем, построить социалистическое общество не можем, – и тогда, в случае оттяжки победы социализма в других странах, должны мириться с тем, что капиталистические элементы нашего народного хозяйства возьмут верх, Советская власть разложится, партия переродится.

Либо одно, либо другое.

Вот почему неверие в социалистические возможности нашего строительства ведет к ликвидаторству и перерождению.

Вот почему борьба с опасностью ликвидаторства является очередной задачей нашей партии, особенно теперь, особенно в условиях временной стабилизации капитализма.

Перейдем ко второй опасности.

Характерной чертой этой опасности является неверие в международную пролетарскую революцию; неверие в ее победу; скептическое отношение к национально-освободительному движению колоний и зависимых стран; непонимание того, что без поддержки со стороны революционного движения других стран наша страна не могла бы устоять против мирового империализма; непонимание того, что победа социализма в одной стране не может быть окончательной, ибо она не может быть гарантирована от интервенции, пока не победит [c.167] революция хотя бы в ряде стран; непонимание тоге элементарного требования интернационализма, в силу которого победа социализма в одной стране является не самоцелью, а средством для развития и поддержки революции в других странах.

Это есть путь национализма и перерождения, путь полной ликвидации интернациональной политики пролетариата, ибо люди, одержимые этой болезнью, рассматривают пашу страну не как частицу целого, называемого мировым революционным движением, а как начало и конец этого движения, считая, что интересам нашей страны должны быть принесены в жертву интересы всех других стран.

Поддержать освободительное движение Китая? А зачем? Не опасно ли будет? Не рассорит ли это нас с другими странами? Не лучше ли будет установить нам “сферы влияния” в Китае совместно с другими “передовыми” державами и оттянуть кое-что от Китая в свою пользу? Оно и полезно, и безопасно... Поддержать освободительное движение в Германии? Стоит ли рисковать? Не лучше ли согласиться с Антантой насчет Версальского договора и кое-что выторговать себе в виде компенсации?.. Сохранить дружбу с Персией, Турцией, Афганистаном? Стоит ли игра свеч? Не лучше ли восстановить “сферы влияния” кое с кем из великих держав? И т.д. и т.п.

Таково националистическое “умонастроение” нового типа, пытающееся ликвидировать внешнюю политику Октябрьской революции и культивирующее элементы перерождения.

Если источником первой опасности, опасности ликвидаторства, является усиление буржуазного влияния [c.168] на партию по линии внутренней политики, по линии борьбы капиталистических и социалистических элементов нашего народного хозяйства, то источником этой второй опасности, опасности национализма, нужно считать усиление буржуазного влияния на партию по линии внешней политики, по линии борьбы капиталистических государств с государством пролетарской диктатуры. Едва ли можно сомневаться в том, что давление капиталистических государств на наше государство громадное, что работникам нашей внешней политики не всегда удается устоять против этого давления, что опасность осложнений создает нередко соблазн вступить на путь наименьшего сопротивления, на путь национализма.

С другой стороны, ясно, что только на основе последовательного интернационализма, только на основе внешней политики Октябрьской революции может сохранить за собой первая победившая страна роль знаменосца мирового революционного движения, что путь наименьшего сопротивления и национализма во внешней политике означает путь изоляции и разложения первой победившей страны.

Вот почему потеря международной революционной перспективы ведет к опасности национализма и перерождения.

Вот почему борьба с опасностью национализма во внешней политике является очередной задачей партии.

Наконец, о третьей опасности.

Характерной чертой этой опасности является неверие во внутренние силы партии; неверие в партийное Руководство; стремление государственного аппарата ослабить партийное руководство, освободиться от него; [c.169] непонимание того, что без партийного руководства не может быть диктатуры пролетариата.

Опасность эта идет с трех сторон.

Во-первых. Изменились классы, которыми нужно руководить. Рабочие и крестьяне теперь уже не те, что в период военного коммунизма. Раньше рабочий класс был деклассирован и распылен, а крестьянство было объято страхом возвращения помещиков в случае поражения в гражданской войне, причем партия была в этот период единственной концентрированной силой, руководившей делами по-военному. Теперь у нас другая обстановка. Войны нет больше. Нет, стало быть, военной опасности, стягивающей трудящиеся массы вокруг партии. Пролетариат восстановился и поднялся как в культурном, так и в материальном отношении. Поднялось и развилось также крестьянство. Политическая активность обоих классов растет и будет расти. Руководить теперь по-военному уже нельзя. Необходима, во-первых, максимальная гибкость в руководстве. Необходима, во-вторых, необычайная чуткость к запросам и нуждам рабочих и крестьян. Необходимо, в-третьих, умение вбирать в партию лучших людей из рабочих и крестьян, выдвинувшихся вперед в результате развития политической активности этих классов. Но эти условия и качества не даются сразу, как известно. Отсюда несоответствие между запросами, предъявляемыми партии, и возможностями, имеющимися в распоряжении партии в данный момент. Отсюда же опасность ослабления партийного руководства, опасность потери партийного руководства.

Во-вторых. За последний период, за период хозяйственного развития, значительно вырос и окреп [c.170] аппарат государственных и общественных организаций. Тресты и синдикаты, торговые и кредитные учреждения административно-политические и культурно-просветительные организации, наконец, кооперация всех видов – значительно выросли и расширились, вобрав в себя сотни тысяч новых людей, главным образом беспартийных. Но аппараты эти растут не только по своему составу. Растет также их сила и удельный вес. И чем больше растет их значение, тем ощутительнее становится их давление на партию, тем настойчивее добиваются они ослабления партийного руководства, тем сильнее становится их сопротивление партии. Необходима такая перегруппировка сил и такое размещение руководящих людей внутри этих аппаратов, которые могли бы обеспечить руководство партии в новой обстановке. Но добиться всего этого одним ударом невозможно, как известно. Отсюда опасность отрыва государственного аппарата от партии.

В-третьих. Усложнилась и дифференцировалась сама работа. Я говорю о нынешней строительной работе. Сложились и развились целые отрасли и подотрасли работы как в деревне, так и в городе. Сообразно с этим и руководство стало более конкретным. Раньше принято было говорить о руководстве “вообще”. Теперь руководство “вообще” есть пустая болтовня, ибо она не содержит никакого руководства. Теперь руководство требуется конкретное, предметное. Предыдущий период выработал тип работника-всезнайки, готового держать ответ по всем вопросам теории и практики. Теперь этот старый тип работника-всезнайки должен уступить место новому типу работника, старающемуся быть хозяином дела в одной какой-нибудь отрасли работы. [c.171] Чтобы руководить по-настоящему, надо знать дело, надо изучать дело добросовестно, терпеливо, настойчиво. Нельзя руководить в деревне, не зная сельского хозяйства, не зная кооперации, не будучи знакомым с политикой цен, не изучив законов, имеющих прямое отношение к деревне. Нельзя руководить в городе, не зная промышленности, не изучая быта рабочих, не прислушиваясь к запросам и нуждам рабочих, не зная кооперации, профсоюзов, клубного дела. Но можно ли добиться всего этого одним ударом? К сожалению, нельзя. Чтобы поднять партийное руководство на должную высоту, нужно поднять прежде всего квалификацию партийных работников. Теперь качество работника должно стоять на первом месте. Но поднять качество партийного работника одним взмахом не так-то легко. Старые навыки торопливого администрирования, заменявшие, к сожалению, знание дела, все еще живы в партийных организациях. Этим, собственно, и объясняется, что так называемое партийное руководство вырождается иногда в смешное нагромождение никому не нужных распоряжений, в пустое и словесное “руководство”, никого и ничего не задевающее. В этом одна из серьезнейших опасностей ослабления и падения партийного руководства.

Таковы в общем основания, в силу которых опасность потери партийного руководства ведет к разложению и перерождению партии.

Вот почему решительная борьба с этой опасностью является очередной задачей нашей партии.

Таков ответ на ваш второй вопрос.

Перейдем к третьему вопросу. [c.172]» (Сталин, И. Собр. соч., т.7 с. 164-181. http://grachev62.narod.ru/stalin/t7/t7_22.htm).

КПРФ с момента своего создания была превращена в ПРИДАТОК государственного аппарата. Этим придатком она является сейчас. ОКП после госрегистрации будет точно таким же придатком в силу трех причин, которые вскрыл Сталин в 1925 г., и которые не смогли преодолеть учредители ОКП. У них не хватило интеллектуальных сил для этого. Поэтому они потеряли социалистическую перспективу, потеряли международную революционную перспективу, произошло падение партийного руководства, которое превратило партию в придаток государственного аппарата.

11.06.2014 - 11:12 Волобуев

М.Н.Антоненко, добавлено: 11.06.2014 - 12:19. Научный марксистский ответ на вопрос об опасности перерождения коммунистической партии, превращения ее в придаток буржуазно-демократического государственного аппарата дал Сталин еще в 1925 г. слушателям Свердловского университета. «Какие имеются опасности нашего партийного перерождения в связи со стабилизацией капитализма, если эта стабилизация продержится долго? Есть ли у нас вообще такие опасности? Опасности такие, как возможные и даже как реальные опасности, несомненно существуют. Существуют они у нас безотносительно к стабилизации. Стабилизация делает их лишь более ощутительными. Их, этих опасностей, если взять главные из них, я думаю, три: а) опасность потери социалистической перспективы в деле строительства нашей страны и связанное с этим ликвидаторство; б) опасность потери международной революционной перспективы и связанный с этим национализм; в) опасность падения партийного руководства и связанная с этим возможность превращения партии в ПРИДАТОК к государственного аппарата. =================================================================

А сработала абсолютно другая опасность. Опасность того, что человечество в тяжелейшей борьбе, путем проб, ошибок и величайших жертв, добилось величайшего цивилизационного свершения, отмены золотого паритета денег, отменившей капитализм, выведшей на авансцену потенциально коммунистический способ производства, а коммунисты не смогли освоить в марксизме-ленинизме это величайшее свершение человечества. И вместо перехода к строительству коммунизма, на основе появившегося потенциально коммунистического способа производства, продолжили бороться с мифическим уже капитализмом, превратили марксизм-ленинизм, действительно бывшее передовым и революционным учением, в крайне отсталое и реакционное учение.

Уважаемый Евгений Кузьмич! "Величайшее цивилизационное свершение" Вами неверно трактуется. Вы сами заблудились в деньгах и нас пытаетесь водить по кругу, как заблудившийся грибник кружит по лесу. Вы верно утверждаете то, что в 1976 г. свершилось величайшее событие в истории бумажных денег. Марксисты этого никогда не отрицали. Но какие бумажные деньги были тогда введены вместо золотопаритетных бумажных американских долларов? Какое свершение было сделано? Вы постоянно уходите от этих вопросов, а поэтому занимаетесь начетничеством и талмудизмом, вместо того, чтобы научно исследовать этот вопрос. Он сегодня самый актуальный в марксизме и во всем коммунистическом движении. Вы его актуализируете и в этом Вы правы. Проблему Вы сформулировали в целом верно, но не дали алгоритма ее решения. Этот алгоритм следующий.

В условиях общего кризиса глобального капитализма получил широкое применение США и других империалистических стран новый вид бумажный денег путем отмены золотого паритета – ВОЕННЫЕ ДЕНЬГИ или оккупационная валюта, в первую очередь, а американский доллар. Вы, Евгений Кузьмич, нам доказываете, что эти военные деньги нужно превратить в общественные. Здесь вопрос лишь в том, как это сделать.

Военные деньги имеют платежную силу только на своей территории. Фашистский вермахт в оккупированных странах устанавливал «новый порядок», а вместе с ним, и завышенный курс своей оккупационной валюты. Например, в оккупированной немецкими фашистами Франции курс оккупационной марки, по данным З.В.Атласа, был завышен по сравнению с ее покупательной силой на 63 %, в Бельгии на 50 % и т.д. Это позволяло немецким оккупантам выкачивать без всякого эквивалента громадные массы материальных ценностей из порабощенных ими стран.

С 1976 г. года такую оккупационную валютную политику проводит американский империализм. Он, не прибегая к силе своих войск, ввел свою оккупационную валюту почти на территории всех странах мира и превратил их оккупированные территории. А там, где небольшие страны этому сопротивляются, то этот ввод производится с помощью американских солдат-оккупантов. США сегодня с помощью своих оккупационных долларов выкачивают из остального порабощенного ими мира огромнейшие массы материальных ценностей безо всякого эквивалента.

Вывод. Золотопаритетные бумажные доллары, фунты и т.д. были заменены военными деньгами, т.е. оккупационной волютой. Главные жулики и воры сегодня – капиталистические страны, которые выпускают оккупационную валюту, военные деньги. Сегодня по России свободно ходят американская оккупационная валюта (доллары), как в свое время свободно ходили немецкие оккупанты на временно оккупированных территориях. Смерть американским оккупантам!

М.Н.Антоненко, добавлено: 12.06.2014 - 16:12.

Уважаемый Евгений Кузьмич! "Величайшее цивилизационное свершение" Вами неверно трактуется. Вы сами заблудились в деньгах и нас пытаетесь водить по кругу, как заблудившийся грибник кружит по лесу. Вы верно утверждаете то, что в 1976 г. свершилось величайшее событие в истории бумажных денег. ============================================================

Но это же клевета, дорогой Михаил Николаевич. Где и когда я говорил про "величайшее событие в истории бумажных денег"? Зачем Вам это понадобилось, клеветать на меня так? Я всегда говорил и говорю про выпускаемые деньги, как превращенную прибавочную стоимость. Бумажные деньги там занимают сегодня с пол процента, хотя некоторые и дают цифру в 5%.

Вопрос ведь не только в том, что отменой золотопаритетности денег был отменен капитализм, капиталистический, ограниченный золотопаритетностью, способ производства. Вопрос ведь и в том, что появился новый способ производства, в котором неограниченно возрастающий поток выпускаемых товаров идет рядом с соответствующе неограниченно возрастающим потоком выпускаемых денег.

Волобуев, капитализм не ограничивается золотопаритетностью, более того, он ему мешает как анахронизм феодализма. Поэтому и был отменен в ходе естественного своего развития. Капиталистическому государству выгоден возрастающий поток эмиссированных денег как способ ограбления всех, входящих в соответствующие валютняе зоны. Этот процесс называется инфляция, нормальный процесс для капитализма, один из его признаков. При этом способ производства не меняется, он как был капиталистическим, ориентированным на извлечение максимальной прибыли капиталистом-предпринимателем, таким и остался.

«Но это же клевета, дорогой Михаил Николаевич. Где и когда я говорил про "величайшее событие в истории бумажных денег"? Зачем Вам это понадобилось, клеветать на меня так? Я всегда говорил и говорю про выпускаемые деньги, как превращенную прибавочную стоимость. Бумажные деньги там занимают сегодня с пол процента, хотя некоторые и дают цифру в 5%.

Вопрос ведь не только в том, что отменой золотопаритетности денег был отменен капитализм, капиталистический, ограниченный золотопаритетностью, способ производства. Вопрос ведь и в том, что появился новый способ производства, в котором неограниченно возрастающий поток выпускаемых товаров идет рядом с соответствующе неограниченно возрастающим потоком выпускаемых денег». – Автор: Волобуев, добавлено: 12.06.2014 - 21:25.

Согласно теории прибавочной стоимости Маркса, прибавочная стоимость превращается в прибыль, которая качественно делится на: процент, предпринимательский доход и ренту. Вы, Евгений Кузьмич, эту теорию прибавочной стоимости отвергаете и утверждаете, что, цитирую Вашу формулировку: «Я всегда говорил и говорю про выпускаемые деньги, как превращенную прибавочную стоимость». По Марксу прибыль есть превращенная прибавочная стоимость, а у Вас – выпускаемые деньги. Кто-то из вас не прав???

Далее, Вы со всей серьезности утверждаете, что, цитирую: «Вопрос ведь не только в том, что отменой золотопаритетности денег был отменен капитализм, капиталистический, ограниченный золотопаритетностью, способ производства». Деньги по Марксу выполняют функции средств обращения в способе производства, а не формируют его. В силу этого они не могут не отменить, не ввести капитализм. Они его обслуживают в качестве средства платежа.

Капитализм в сфере производства материальных благ будет отмене путем разделения овеществленного и живого труда в результате создания второго юридического лица трудовым коллективом наемного персонала – трудовой общины или трудовой коммуны, или трудового товарищества на вере, или трудового потребительского кооператива. Только в этом случае денежная выручка или денежный поток, о котором Вы постоянно говорите, будет качественно разделен между этими двумя юридическими лицами в оптимальной пропорции. Производственное предприятие получит свою долю денежного потока на расширенное воспроизводство овеществленного в средствах производства труда. Трудовая община получит свою долю денежного потока на расширенное воспроизводства живого труда, т.е. на всестороннее и свободное развитие человека. Эта моя научная гипотеза.

М.Н.Антоненко, добавлено: 16.06.2014 - 12:20: "Согласно теории прибавочной стоимости Маркса, прибавочная стоимость превращается в прибыль, которая качественно делится на: процент, предпринимательский доход и ренту. Вы, Евгений Кузьмич, эту теорию прибавочной стоимости отвергаете и утверждаете, что, цитирую Вашу формулировку: «Я всегда говорил и говорю про выпускаемые деньги, как превращенную прибавочную стоимость». По Марксу прибыль есть превращенная прибавочная стоимость, а у Вас – выпускаемые деньги. Кто-то из вас не прав???" ==============================================

Теперь Вы, дорогой Михаил Николаевич, стали клеветать еще и на Маркса. Маркс никогда не говорил, что прибавочная стоимость превращается в прибыль. Он говорил, что прибавочная стоимость и является прибылью. Причем, говорил это очень резко в адрес своих оппонентов, рассматривающих прибыль и прибавочную стоимость, как разные категории. Между прочим, дорогой Михаил Николаевич, Вы ведь и сами недавно здесь говорили, что прибыль и прибавочная стоимость - это якобы разные вещи. Зато Маркс говорил о превращении прибавочной стоимости в деньги. "«Следовательно, вопрос состоит не в том, откуда происходит прибавочная стоимость, а в том, откуда берутся деньги, в которые превращается прибавочная стоимость». (К. Маркс «Капитал», том 2, книга 2, М. 1988 г., стр. 370) Понятно, что деньги, в которые превращается прибавочная стоимость, являются прибавочными деньгами, новыми выпускаемыми деньгами.

Отсюда формула: прибавочная стоимость = прибыли = выпускаемым деньгам.

«Здесь необходимо провести следующее различие:

Мы видели («Капитал», кн. II, гл. I) и кратко напоминаем здесь о том, что в процессе обращения капитал функционирует как товарный капитал и как денежный капитал. Но в обеих формах капитал становится товаром не как капитал.

Как только производительный капитал превратится в товарный капитал, он должен быть выброшен на рынок, продан как товар. Здесь он функционирует просто как товар. Капиталист выступает в данном случае лишь как продавец товара, подобно тому, как покупатель — лишь как покупатель товара. Как товар продукт должен в процессе обращения посредством продажи реализовать свою стоимость, принять свой превращенный вид, вид денег. Поэтому также совершенно безразлично, покупается ли этот товар потребителем в качестве жизненного средства или капиталистом в качестве средства производства, как составная часть капитала. В акте обращения товарный ( 376) капитал функционирует лишь как товар, не как капитал. Это — товарный капитал в отличие от простого товара, 1) потому что он уже чреват прибавочной стоимостью, следовательно реализация его стоимости есть в то же время и реализация прибавочной стоимости; но это ничего не изменяет в том факте, что он существует просто как товар, как продукт определенной цены; 2) потому что эта функция его как товара есть момент процесса воспроизводства его как капитала, и потому его движение как товара, являясь лишь частичным движением в совершаемом им процессе, в то же время является его движением как капитала; но оно становится таковым не вследствие самого акта продажи, а только вследствие связи, существующей между этим актом и всем движением этой определенной суммы стоимости как капитала.

Точно так же в качестве денежного капитала он фактически действует лишь просто как деньги, т. е. как средство для покупки товаров (элементов производства). То обстоятельство, что эти деньги являются здесь в то же время денежным капиталом, формой капитала, вытекает не из акта купли, не из той действительной функции, которую он выполняет как деньги, а из связи этого акта с совокупным движением капитала, потому что этот акт, который совершает капитал как деньги, служит введением к капиталистическому процессу производства.

Но поскольку товарный капитал и денежный капитал действительно функционируют, действительно играют свою роль в процессе, товарный капитал действует здесь только как товар, денежный капитал — только как деньги. Ни в один из отдельных моментов метаморфоза, рассматриваемых сами по себе, капиталист не продает покупателю товара как капитала — хотя для него товар представляет капитал — и не отчуждает продавцу денег как капитала. В обоих случаях он отчуждает товар просто как товар и деньги просто как деньги, как покупательное средство по отношению к товару.

Капитал выступает в процессе обращения как капитал только в общей связи всего процесса, в том моменте, в котором исходная точка является вместе с тем и той точкой, к которой движение возвращается, в Д — Д' или Т — Т' (тогда как в процессе производства он выступает как капитал вследствие подчинения рабочего капиталисту и вследствие производства прибавочной стоимости). Но в этом моменте возвращения к исходной точке посредствующий процесс исчез. Налицо здесь Д', или Д + ∆Д, сумма денег, равная первоначально авансированной денежной сумме плюс некоторый избыток сравнительно с ней, реализованная прибавочная стоимость (при этом безразлично, существует ли теперь сумма стоимости, увеличенная на ∆Д, в форме денег, или товара, или элементов производства). И как раз в этом пункте возвращения, в котором капитал существует как реализованный капитал, как возросшая стоимость, — поскольку этот пункт фиксируется как точка покоя, воображаемая или действительная, — в этой форме капитал никогда не вступает в обращение, а, наоборот, выступает как извлеченный из обращения, как результат всего процесса. Если он расходуется вновь, он никогда не отчуждается третьему лицу как капитал, а продается ему как простой товар или уплачивается ему за товар как простые деньги. Он никогда не выступает в процессе своего обращения как капитал, а только как товар или деньги, и это в данном случае единственная форма его существования для других. Товар и деньги являются здесь капиталом не постольку, поскольку товар превращается в деньги, а деньги в товар, не в их действительных отношениях к покупателю или продавцу, а лишь в их идеальных отношениях к самому капиталисту (если рассматривать дело субъективно) или как моменты процесса воспроизводства (если рассматривать дело объективно). В действительном движении капитал существует как капитал не в процессе обращения, а лишь в процессе производства, в процессе эксплуатации рабочей силы. Но иначе обстоит дело с капиталом, приносящим проценты, и как раз в этом-то и заключается его специфический характер. Владелец денег, желающий, применить свои деньги как капитал, приносящий проценты, отчуждает их третьему лицу, бросает их в обращение, делает их товаром как капитал, — как капитал не только для себя самого, но и для других. Это капитал не только для того, кто отчуждает деньги, но и третьему лицу они с самого же начала передаются как капитал, как стоимость, обладающая той потребительной стоимостью, что она создает прибавочную стоимость, прибыль; как стоимость, которая в движении сохраняется и после своего функционирования возвращается к первоначально израсходовавшему ее лицу, в данном случае, к владельцу денег; следовательно, лишь на время удаляется от него и из рук своего собственника лишь временно переходит во владение функционирующего капиталиста, т. е. не поступает в уплату и не продается, а лишь отдается в ссуду, лишь отчуждается под условием, что по истечении известного срока она, во-первых, возвратится к своему исходному пункту и, во-вторых, возвратится как реализованный капитал, реализовав свою потребительную стоимость, свою способность производить прибавочную стоимость. ( 378)

Товар, который ссужается как капитал, ссужается, смотря по его свойствам, как основной или как оборотный капитал. Деньги могут даваться в ссуду в обеих формах, — как основной капитал, например, в том случае, когда они выплачиваются обратно в форме пожизненной ренты, так что вместе с процентами всегда возвращается обратно и часть капитала. Некоторые товары по самой природе своей потребительной стоимости могут быть даны в ссуду лишь как основной капитал, например дома, суда, машины и т. д. Но всякий ссудный капитал, какова бы ни была его форма и как бы природа его потребительной стоимости ни модифицировала обратную уплату, всегда является лишь особой формой денежного капитала. Потому что то, что дается здесь в ссуду, всегда есть определенная денежная сумма, и на эту же сумму исчисляется и процент. Если то, что ссужается, не есть ни деньги, ни оборотный капитал, то и обратно оно уплачивается таким способом, как притекает обратно основной капитал. Кредитор получает периодически процент и часть потребленной стоимости самого основного капитала, эквивалент периодического износа. А по истечении срока непотребленная часть ссуженного основного капитала возвращается обратно in natura*. Если ссуженный капитал — капитал оборотный, то и он возвращается к кредитору точно так же, как притекает обратно оборотный капитал. Итак, способ возвращения определяется каждый раз действительным кругооборотом воспроизводящегося капитала и его особых видов. Но возвращение ссуженного капитала принимает форму обратной уплаты потому, что авансирование, отчуждение этого капитала имеет форму ссуды. В этой главе мы занимаемся лишь собственно денежным капиталом, от которого произошли все другие формы ссудного капитала». («Капитал», т.3, с.375-378).

Маркс очень доходчиво показал, как деньги превращаются в денежный капитала, и как денежный капитал превращается в деньги.

Верное замечание, тов. Антоненко, "Деньги по Марксу выполняют функции средств обращения в способе производства, а не формируют его. В силу этого они не могут не отменить, не ввести капитализм. Они его обслуживают в качестве средства платежа.", вот только Волобуеву на это начхать. Он, наивный, пытается протолкнуть свое заблуждение БЕЗДОКАЗАТЕЛЬНО.

Вопрос ведь в одном, кому принадлежат выпускаемые деньги, в которые превращается прибавочная стоимость. Принадлежали выпускаемые в золотопаритетные времена золотопаритетные выпускаемые деньги капиталистам - был капитализм.

Принадлежат сегодя выпускаемые деньги фглонистам, деятелям, незаконно выпускающим себе деньги, - имеем фглонизм. См. Капитализма уже нет и больше не будет. http://comstol.info/forum/index.php/topic,451.0.html

Станут принадлежать выпускаемые деньги народу (пойдут в бюджет) - будет коммунизм.

Волобуев, если вы знаете примеры незаконного выпуска денег, пожалуйста, не стойте в стороне, пишите заявление в прокуратуру, там вас поддержат.

Спасибо за ссылку на статью «Об основном историческом противоречии» – Евгений Волобуев 15.04.2011. Вы в своей статье произвели «налетную» ревизию теории прибавочной стоимости Маркса и теории денег. Глубоко не познав теорию капиталистического производства, Вы налетели на нее со своим «выпуском» денег и с этим «выпуском» произвели ревизию.

Я внимательно отслеживаю ход Ваших рассуждений, и сейчас точно знаю корень Вашего ревизионизма фундаментального марксизма. Вы подменили основное понятие Маркса «АВАНСИРОВАНИЕ денег» понятием «ВЫПУСК денег». В Вашей теории денег нет понятия «авансирование денег». Оно бесследно исчезло из теории. Вы его «вырезали» и тем самым стерилизовали марксистскую политическую экономию. Вы тем самым «коновал» политической экономии – составной части марксизма. В политической экономии Маркса «вырезать» ничего не нужно. В ней все положения важны и нужны.

По теории Маркса капиталист АВАНСИРУЕТ деньги на приобретение постоянного и переменного капитала, т.е. средств производства и рабочей силы. После этого он осуществляет процесс производства товаров, их реализует за деньги. В итоге этого оборота авансированных денег капиталист получает большую сумму денег, чем им он авансировал первоначальную сумму на производство товаров. В силу этого Маркс назвал процесс производства товаров процессом производства прибавочной стоимости. Для запуска этого процесса нужна первоначальная сумма денег, которые нужно АВАНСИРОВАТЬ (вложить в дело) на приобретение средств производства. Нужен также специфический товар – рабочая сила, который можно было бы купить на рынке. Это два условия для производства прибавочной стоимости в промышленности.

Для получения прибавочной стоимости возможен и другой способ. Для него нужно деньги не авансировать в производство товаров, а на них купить АКЦИИ. При этом предполагается, что вырученные за АКЦИИ деньги авансирует в процесс производства прибавочной стоимости процессирующий капиталист. Он же часть прибавочной стоимости в виде дивидендов выплатить собственнику акций. Поэтому для покупателя акций «деньги делают деньги». Если получивший деньги за акции капиталист не вложит в производство прибавочной стоимости, а станет этими деньгами выплачивать дивиденды, выпуская все новые и новые акции, то он мошенником из ОАО «МММ». Он будет выпускать под видом акций «ваучеры». Такое ваучерное общество и есть финансовая пирамида.

Цитата: «Станут принадлежать выпускаемые деньги народу (пойдут в бюджет) - будет коммунизм». Опять грубейшая ошибка. Не «выпускаемые», а «АВАНСИРУЕМЫЕ» деньги. Действительно, если авансируемые деньги на производство товаров и/или на покупку акций, станут принадлежать народу на праве общей совместной собственности, то тогда народ изменит способ производства. Он станет коммунистически-социалистическим.

Тов. Антоненко, хорошо сказано, а главное правильно.

Да ничего существенного в финансовом мире в 76 году не произошло. Реальный золотой эквивалент бумажных денег всегда устанавливал рынок, который "подправлял" государственный паритет. В конце концов и решили полностью переложить эту задачу на рынок. Тока и всего. Так что открывайте курсы валют на форексе и смотрите, сколько унций золота вы может купить на ваши деньги - это и будет золотой паритет ваших денег. Если золото на ваши деньги купить нельзя, значит у вас не деньги, а фантики.

При этом роль государства никуда не исчезает - оно, исходя из своих золотовалютных резервов, стремится удерживать тот или иной курс своих денег. Переход к рыночному плавающему паритету только усилило капиталистическую суть производственных отношений.

Кстати, тов. Антоненко, на советской оккупированной территории немцы ввели оккупационную марку с курсом к рублю 1 к 1, и рубли ходили на равне с ней. Полицаи на Украине получали 1000 рублей (для сравнения, буханка хлеба стоила 10 руб.).